Рубрика: Это интересно - страница 2 из 8

В одну из пятниц декабря, вечером, прорвавшись через пробки на Рублёвке, к нам приехала Мэри Шоу — легендарный декоратор интерьеров и создатель бренда Sequana.
Полтора часа мы общались, пили кофе, делились опытом. И обсуждали будущее сотрудничество: мы хотим предоставить заказчикам первоклассный декор мирового уровня, а Мэри заинтересована в работе с интерьерами деревянных домов — она ценит экологически чистые природные материалы.
Мэри Шоу фантастически работает с цветом. Она родилась в Ирландии — и навсегда полюбила северную природу с её спелыми цветами и интенсивными сочетаниями. И это отражается в том, что она делает: Мэри убеждена, что интерьер должен быть продолжением окружающего мира, и потому она ищет цвета, которые встречаются в природе… а затем подбирает их в тканях.
Нам близок этот подход, этот акцент на натуральном и естественном, эта связь декора с природой. А льняной сатин, шёлк и бархат, жаккард, ирландский твид — излюбленные материалы Мэри — органично вписываются в интерьеры из серебристой полярной сосны.
Мэри оставила нам образцы тканей, и теперь каждый, кто к нам заедет, сможет к ним прикоснуться и познакомиться с видением Шоу. А тех заказчиков, которые ценят качество и могут себе позволить элитные ткани, мы готовы познакомить с Мэри лично.
Посмотрите, как удивительны её работы.

За тем, как рождается дом или баня, всегда интересно наблюдать. Приоткрываем внутреннюю кухню: делимся тремя объектами, которые мы сейчас строим.
Сначала — эскиз объекта, потом — его снимки. Эскизы показывают, как рождается идея. А фотографии отражают то, как эти идеи воплощаются в реальном материале.
Посмотрите, как это происходит.

Этим летом мы в третий раз отправились в Пачепельду — деревню на берегу Онеги в Архангельской области. Там живёт всего несколько жителей, там нет и никогда не было дороги, а добраться туда можно лишь на лодке летом и по льду — зимой.
Мы мчались почти полторы тысячи километров на машинах, затем переправлялись сами и переправляли материалы на лодках через реку, чтобы восстановить полуразрушенную деревянную церковь. История у неё — интереснейшая.
В XVIII веке здесь появилась часовня. Сто лет спустя благодаря местному зажиточному крестьянину к ней пристроили ещё две части: алтарную и трапезную. Так появился храм Архангела Михаила.
В советское время церковь закрыли. А в войну немецкий бомбардировщик сбросил на деревню несколько бомб. Одна попала в церковь, но не разорвалась — пробила крышу и пол и ушла глубоко под землю. Обнаружили бомбу только в 2011 году, и МЧС решило взрывать её на месте, прямо в церкви.
От взрыва кровля поднялась в воздух — и рухнула со смещением, надломились стропила… но сам храм выдержал. Но повреждения в центральной части крыши обрекали церковь на быстрое разрушение. Ей оставалось 10-15 лет.
В прошлом году мы приехали сюда с волонтёрской организацией «Общее дело». Начали с фундамента: изготовили новый, выровняли стены. А в этом году в Пачепельде мы были с экспедициями дважды. Сначала воссоздали крышу: полностью перекрыли её досками и восстановили кровлю в прежних размерах и конструктивных особенностях. Сохранили даже украшения карнизов: их изготавливал замечательный столяр Игорь Семенов, который сопровождает нас в экспедициях уже два года.
Во вторую поездку мы занялись барабаном, куполом и крестом — важными элементами для образа любой церкви. Наш столяр изготовил купол и крест в одной из московских плотницких школ. А в самой деревне мы с помощью инструмента Bosch построили новый восьмигранный барабан — основание под купол. От старого барабана сохранили отдельные фрагменты, и они нам подсказывали нужные размер и форму.
Обычно экспедициям «Общего дела» удаётся лишь очистить стены церквей от надписей, окосить траву и кустарники, а иногда — покрыть крыши рубероидом. Мы смогли сделать больше. Во многом — благодаря тем, кто нас сопровождал: в двух экспедициях участвовало тридцать человек. Среди них — профессиональные плотники и столяры, как Игорь Семенов и Александр Дрепенкин, и партнёры и сотрудники нашей Артели.
Были с нами и прекрасные преподаватели: Сёма Паян, Наталья Петрова, Елена Суворова, Ульяна Сотникова. Благодаря им мы провели образовательные кружки для деревенских детей из соседней деревни Каска. Устроили интеллектуальную игру «Машина Роба Голдберга», показали фильм «Атлантида Русского Севера», а дети сами создали мультфильм.
В Пачепельду мы ещё вернёмся. Но нас ждут и другие экспедиции, по другим деревням.
В следующем году мы возьмём на попечение ещё несколько удивительных по своей красоте северных церквей, которые нуждаются в защите от равнодушия.
Вы тоже можете к нам присоединиться. Будем рады. Если вам это интересно — заполните анкету на сайте: http://obsheedelo.ru/index.p…/o-proekte/kak-stat-uchastnikom. Уже идёт запись на 2016 год.

Нас недавно спросили в комментариях в фейсбуке: насколько мы внимательны к деталям? Учитываем ли мы мелочи при строительстве?
Вопрос возник не случайно. Наша подписчица увидела фото бани с широкой крышей, наклонённой в сторону соседнего участка. До забора — буквально два метра. Вопрос: не будет ли соседей заливать потоками воды, сходящими с крыши?
Очень важный вопрос… Многие нюансы мы учитываем, мелочи — тщательно продумываем. Это обязательно. Мы с братом сами живём в загородном доме и хорошо знаем, что нужно учитывать, а что — не обязательно. Собственный опыт — лучший ориентир. И за годы работы мы поняли: в стройке — как и в медицине — мелочей не бывает.
Например?
Если с крыши во время дождя стекает тонкая струйка на площадку перед входом — это серьезная проблема. Это риск поскользнуться и получить травму, потому что в солнечный день эти несколько струек превратятся в лужицу, а лужица ночью — в опасную обледеневшую тропинку. И чтобы избежать опасного акробатического кульбита, нужно предусмотреть правильный размер карниза, расположение водосточной трубы и водоприемного трапа — и другие очень важные нюансы.
Поэтому в хорошем проекте случайностей не бывает.
Эти нюансы прорабатывает архитектор. А потом, в ходе строительства, за ними следим мы: очень важно, чтобы все архитектурные и инженерные решения были реализованы с учетом конкретных обстоятельств. Мы с братом лично это контролируем, потому что для нас важно создавать по-настоящему удобное и безопасное пространство для жизни.

Недавно мы получили интересный вопрос — высаживаем ли мы новые сосны на место старых? Для нас это очень важный момент: мы не трогаем живые деревья. Ни в коем случае. Мы забираем только сухостой — сосны, которые прожили свою жизнь и еще несколько лет усыхали в земле. После этого мы забираем дерево и освобождаем лес для нового поколения деревьев.
В лесном деле есть такое мероприятие — «санитарная чистка». Она проводится в обязательном порядке в нашей стране и во всех странах, где существует лесная отрасль. Но на севере Карелии, где мы добываем деревья, это мероприятие приобретает особенный смысл — совмещаем полезное с приятным: полезно для леса, и приносит пользу людям благодаря высокой ценности таких стволов. И это еще один большой плюс нашей работы.
Сухостойная полярная сосна — особенный материал: крепкий, экологичный, красивый. И дома из него получаются особенные.

Завершаем строительство бани в посёлке Истра кантри клаб. Мы вам о ней уже рассказывали: проект необычный, современный, архитектура — в духе конструктивизма. Плоская односкатная крыша площадью в 160 метров при общей площади бани в 40 метров. Показываем фото бани и делимся историей, как мы её строили. А история интересная.
Это был своего рода вызов: мы работали на полностью благоустроенном участке.
Когда заказчик к нам обратился, здесь уже был создан аккуратный ландшафт, и нам было важно его не повредить. А повредить — очень просто: во время стройки легко испортить дорожки, поломать деревья, загубить газон. Чтобы этого не допустить, мы используем два способа: либо привозим на стройку специальный мобильный кран, либо вручную носим брёвна — и собираем тоже вручную.
Здесь мы задействовали кран. На участке уже был готовый фундамент, и перед постройкой бани мы его демонтировали и заложили новый. А затем аккуратно, кропотливо укладывали бревно за бревном и возводили сруб.
На это у нас ушёл месяц. Ландшафт во время работы мы не задели. Не повредили ни одной грядки вокруг фундамента. Затем построили крышу — под ней уместилась и баня, и просторная защищённая терраса, на которой наш заказчик станет отдыхать после парной.
На данном этапе занимаемся отделкой.

Друзья, мы начинаем новое строительство, и на этот раз — в Воронежской области. В мире таких заповедных мест всего пятьсот. Здесь не только охраняют природу, но и изучают её — наблюдают и проводят многолетние исследования.
Мы учли в договоре и пожелания заказчика, и различные ограничения. Работать будем так, чтобы не нанести вред природе.
В доме, который мы построим, заказчик планирует жить круглый год. А в хозблоке уместятся крытая галерея, терраса с летней кухней, курятник и технические помещения — котельная и генератор.
Поскольку в этих местах бывают перебои с коммуникациями, хозяевам нужна энергонезависимая система: чтобы при отключении электричества включался запасной генератор, а жильё можно было отапливать — либо при помощи пеллетов, либо при помощи дров.
Технические решения мы сейчас прорабатываем. Проект предстоит интересный, и мы вам обязательно расскажем, как продвигается строительство.
Следите за новостями.

После революции казалось: эпоха деревянных домов закончилась. А ведь прежде на Руси только из дерева и строили. И возводили из него всё: от скромных изб до пышных дворцов.
Русские мастера работали с древесиной двадцати семи пород. Разные породы шли на разные изделия: лиственница — на детали кораблей, дуб — на инструменты, самшит — на двусторонние расчёски, а сосна — на дома и бани. Об этом пишет историк и археолог Борис Колчин. Домостроение было особым искусством: русские зодчие оттачивали мастерство столетиями и передавали секреты из поколения в поколение.
А в двадцатом веке всё начало забываться. Мы утратили культуру деревянного дома. Вместо индивидуального жилья стали строить коллективное, а от дерева отказались как от устаревшего материала. И его заменили камень, кирпич и бетон.
Сносили дома, разрушали церкви, уничтожали целые архитектурные ансамбли. А на их месте возводили многоэтажки-муравейники. Деревянные дома умирали — несмотря на богатую вековую историю.
Из-за этого мы едва не утратили культуру деревянного строительства. Секреты мастерства, которые хранили поколения плотников, начали исчезать.
Мы ещё можем вернуться к истокам: культура собственного дома, деревянного дома возрождается. Люди вновь тянутся к природному материалу. Дерево — выбор тех, кто ценит качество и кто может себе это позволить.
Мы рады, что участвуем в возрождении русского деревянного зодчества. Для нас важно строить дома, которые прослужат не одному поколению — тёплые, прочные, экологичные, дома, где всегда чистый воздух и естественный микроклимат.

Почему наши заказчики выбирают полярную сосну
Те, кто ценит качество и хочет построить дом на века, чаще всего выбирают клеёный брус. Материал популярный, разрекламированный. Но мало кто знает, что есть менее известные материалы, которые не уступают брусу по качеству. Мы говорим о полярной сосне.
Почему так популярен клееный брус? Это замечательный материал: не трескается, не усаживается, не деформируется. Несложен в производстве: древесину распиливают на доски, затем их сушат, обрезают, а после — соединяют под давлением и склеивают. Получают прочный материал с минимальной усадкой.
Чтобы собрать дом, не нужны высококвалифицированные плотники: достаточно хороших станков и аккуратных рабочих. Дом собирается быстро, за сезон — и можно не ждать несколько лет, пока древесина усядет.
Клеёный брус — это хороший, современный материал — но мы выбираем полярную сосну. Поясним, почему…
Для изготовления бруса используют клей. Чтобы защитить древесину от гниения, её обрабатывают антисептиками и кроющими составами: красками, лаками и пропитками. Из-за этого дерево практически перестаёт пропускать воздух и лишается своих целебных свойств природного антисептика.
Мы предпочитаем возводить экологичные дома — без пропиток и специальных растворов. Поэтому мы строим из сухостойной полярной сосны. Это прекрасная альтернатива клеёному брусу, сопоставимая по цене.
Она не даёт усадки. Материал очень прочный: ни грибок, ни плесень дереву не грозят — и обрабатывать защитными растворами нет необходимости. Полярная сосна закаляется в суровом карельском климате и за десятилетия становится невосприимчивой к агрессивной среде.
Не нужны сухостойной сосне и лаки с красками: за долгие карельские зимы её ствол приобретает красивый серебристый оттенок и не требует декоративной обработки. И долго — десятилетиями — хранит аромат дерева, смолистый и душистый.

Сначала на этом участке появился летний дом. Затем второй, уже зимний, куда Павел, наш будущий клиент, перебрался жить с женой Марией и тремя детьми. А потом сюда приехали мы с «Дачным ответом» и за два месяца возвели необычную террасу.
Что в ней необычного? Сочетание брутальности и лёгкости.
Мы построили приземистую деревянную беседку с массивными столбами. Сруб — внушительный: мы брали толстые, по 28-30 сантиметров в диаметре, брёвна из полярной сосны. Выглядят очень колоритно: отливают серебром и сохраняют декоративные особенности. Древесину мы не обрабатывали: оставили и сучки, и выступы, и впадины. Не удаляли даже мох — решили сохранить полярную сосну в её природной красоте.
Сруб массивный, столбы широкие, элементов много. Чтобы постройка не выглядела угрюмо и не давила, мы добавили воздуха.
«Беседка со всех сторон открыта или полуоткрыта, нет ни одной глухой стены, — говорит автор проекта Виталий Ангаткин. — Одна сторона беседки открытая, с одного торца — печной комплекс, замыкающий пространство. От соседей беседка отгорожена стеной, облегчённой горизонтальными проёмами. С четвёртой стороны сделан парапет, чтобы можно было на него облокотиться. Таким образом, все четыре стороны разные и каждая по-своему интересна».
Интересна и крыша. Как и другие элементы — с изюминкой.
В ней два ската. Северный сделан из прозрачного поликарбоната, который облегчает конструкцию и обнажает балки и стропила. Южный — из традиционной черепицы, которая защищает беседку от палящего солнца. Летом на террасе всегда светло, но при этом не жарко.
А чтобы защитить пол и стены от дождя и снега, мы сделали удлинённые скаты и поместили их на дополнительные балки.
А теперь слово Марии: «Спасибо Артели и архитектору Виталию Ангаткину за проект и его воплощение!! Мы гордимся таким строением и вызываем восхищение у соседей и друзей до сих пор)) сруб, безусловно, прекрасен и неповторим!! Сохранив его аутентичность достигнут совершенно потрясающий эффект, очень красивый и брутальный вид беседки. Крыша продуманна и сделана для нашего удобства из разного материала и выполняет функцию второго света! Это очень интересный вариант крыши для беседки! Печь топится беспрерывно, т.к есть и духовка и плита и решетка и русская печь!!! Это моя мечта!! Все электрика сделан внутри бревен, с влагозащищенными выключателями, удобно расположены у кухонного уголка розетки. Прекрасная идея и прекрасное воплощение!!!!». Мария, спасибо!
Такая беседка простоит века: полярная сосна — материал долговечный. И через триста лет здесь будут собираться летними вечерами правнуки Павла и Марии — уже со своими детьми. В печи так же, как сейчас, станет томиться пирог, а вокруг будет звучать детский смех. И это самое приятное в нашей работе: понимать, что всё, что ты строишь — террасы, бани, дома, — прослужит не одному поколению.

WordPress Video Lightbox Plugin